personalviewsite: (Default)
[personal profile] personalviewsite
Возможность вершить судьбы не только развращает. Ее сравнивают с зависимостью и кое-чем похуже.


Кадр из фильма "Великий диктатор"
Charles Chaplin Production


Вкус власти меняет восприятие себя и окружающих. Большинство сталкивались с этим на собственном опыте – например, замечали, как коллега, с которым мы когда-то были на равных, начинал вести себя по-другому после повышения. Почему поведение человека, которого, казалось, мы неплохо знали, меняется так заметно? Говорят, что власть развращает, но что в действительности происходит с теми, кто находится наверху иерархии? Скорее всего, перемена в их поведении – это неподвластный нам результат работы систем организма. Другими словами, начальники не обязательно хотят быть жесткими, резкими и раздражающе самоуверенными, просто их тело и мозг начинают функционировать по-другому.


Влияние власти на человека изучают давно и много. Чаще всего исследования проводятся в области психологии. Из них мы узнали, что даже временная власть может сделать из человека практически садиста. В знаменитом «тюремном эксперименте» в Стэнфордском университете психологи с помощью жребия разделили обычных студентов на «заключенных» и «надзирателей» и поместили их в подобие тюрьмы в университетском подвале. Все кончилось тем, что «надзиратели» начали физически и психологически издеваться над «заключенными», а среди последних были случаи вспышек ярости, тревожности, спутанности мыслей, эмоциональных срывов, неконтролируемого плача и даже психосоматической сыпи по всему телу. Из-за непредвиденных последствий эксперимент был остановлен через шесть дней, хотя задумывался двухнедельным.

Благодаря многочисленным ⁠более гуманным экспериментам
⁠мы знаем также, что власть делает человека более наглым, эгоистичным и эгоцентричным, менее склонными к эмпатии и менее восприимчивым к потребностям и чувствам других. Даже в ситуации, когда человек не обладает реальной властью в данный момент, а просто вспоминает, как занимал начальственное положение, он склонен ⁠относиться к людям по-новому – рассматривать их не ⁠в зависимости от личностных качеств, а с точки зрения ⁠полезности ⁠для достижения своих целей.

Чем же можно ⁠объяснить такое поведение? Ученые считают, что его причина – физиологические изменения, происходящие в начальственном мозге. Широкую известность получило исследование 2010 года, проведенное психологами Гарвардского и Колумбийского университетов.
Они показали, что даже положение тела, которое ассоциируют с властью, – закинутые на стол ноги, поднятые над головой локти – меняет показатели организма. В частности, у людей после поддержания такой позы в течение минуты повышается уровень тестостерона (как у мужчин, так и у женщин) и снижается уровень кортизола, «гормона стресса». В результате участники эксперимента обретали «усиленное ощущение власти и низкую восприимчивость к риску». Соавтор исследования Эми Кадди прославилась благодаря этой работе: с заявлениями о том, как язык тела может повлиять на успешность в реальной жизни, она выступала на TED talk (эта лекция стала второй по популярности за всю историю конференции) и выпустила книгу, хорошо принятую публикой.

Но к этому исследованию стоит относиться с осторожностью – прежде всего потому, что в нем приняли участие лишь 42 человека (26 мужчин и 16 женщин) – при такой выборке статистические погрешности могут приобретать незаслуженный вес. Что и было показано пять лет спустя другой командой ученых. Попытавшись воспроизвести эксперимент Кадди и ее коллег с большим количеством участников (200 человек), исследователи
не обнаружили никакой разницы в уровнях гормонов до и после принятия «позы власти». Единственное, что удалось подтвердить, – это что сидевшие с задранными на стол ногами сообщали, что чувствуют себя более уверенными. Однако это никак не повлияло на их поведение: когда ученые предлагали им задания, предполагавшие конкуренцию с другими или рискованное поведение, «властные» участники шли на риск не чаще, чем те, кто принимал «позу лузера» (плечи и голова опущены, взгляд в пол). Психологи Джо Симмонс и Ури Симонсон, впоследствии проанализировавшие оба исследования, пришли к выводу, что даже если эффект «поз власти» существует, оригинальный эксперимент не мог его обнаружить.


Высокое положение может делать людей умнее


Но если с «позой власти» все неочевидно, существуют исследования, которые указывают на связь между положением в иерархии и уровнем стресса. И результаты у них несколько контринтуитивные. Обычно лидерство ассоциируют с повышенным уровнем стресса. Однако ученые Джеймс Гросс и Дженнифер Лернер из Стэнфорда и Гарварда
продемонстрировали противоположную зависимость. В 2012 году они изучили облеченных реальной властью людей – членов правительства США и высокопоставленных военных – и обнаружили, что в их организме уровень кортизола был снижен. Более того, похоже, что чем больше власть, тем меньше кортизола вырабатывает тело.

Следует понимать, что корреляция между уровнем «гормона стресса» и положением в обществе сама по себе не отвечает на вопрос о причинности – снижается ли стресс из-за власти, или лидерами становятся люди, изначально не склонные переживать? Но по мнению исследователей, стрессоустойчивость все же может быть результатом усиленного ощущения контроля над своей жизнью, то есть следствием обладания властью.

Еще есть мнение, что власть способна вызывать реальную, физическую зависимость – так утверждает известный ирландский нейрофизиолог Иан Робертсон. Его исследования приматов показали, что повышение положения в социальной иерархии влияет на то, как организм вырабатывает тестостерон – концентрация гормона повышается как у мужчин, так и у женщин (точнее, самцов и самок). Тестостерон, в свою очередь, увеличивает выработку нейромедиатора дофамина в прилежащем ядре – группе нейронов в мозге, играющей важную роль в системе вознаграждения. Другими словами,
поясняет Робертсон, власть можно сравнить по аддиктивности с кокаином: она может давать краткосрочное удовольствие и вызывать долговременное привыкание.

На примере бабуинов Робертсон продемонстрировал, что чем выше примат продвигается в социальной иерархии, тем более заметен эффект в системе вознаграждения в его мозге. Это делает их более агрессивными и сексуально активными – как и людей. Опасность в том, пишет ученый, что слишком большая власть (и слишком большое количество дофамина) мешает нормальному восприятию эмоций и познавательным способностям, а следовательно, ведет к нарушениям в суждениях, склонности к риску, эгоцентричности – всему тому, что мы часто замечаем за большими начальниками и политиками.

Впрочем, одновременно с этим высокое положение может делать людей умнее. Социальный психолог Памела Смит из США с голландскими коллегами пришли к такому выводу, изучив ранее опубликованные научные работы на эту тему. Согласно их
заключению, лидеры, которым приходится принимать сложные решения, смотрят на задачу более абстрактно, чем прочие, и это позволяет им увидеть суть проблемы и оперативно отделить важное от неважного.


Власть можно сравнить по аддиктивности с кокаином


Этот результат косвенно подтверждают другие публикации Смит,
описывающие эксперименты, в которых у лишенных власти людей было обнаружено снижение когнитивных способностей. Как оказалось, человек, поставленный в подчиненное положение, не очень хорошо понимает, что важно для достижения его цели, а что нет, потому что эта цель «выпадает» из его рабочей памяти. Более того, у лидеров и подчиненных даже области мозга задействуются разные – исследование методом электроэнцефалографии (ЭЭГ) показало, что у первых активируется левая часть префронтальной коры (ее связывают с мотивацией к активным действиям), а у вторых – симметричная правая часть (ассоциируется с избеганием отрицательных последствий действий). Эти данные можно использовать при организации работы компаний: если руководство хочет, чтобы мышление работников оставалось в тонусе, следует давать им больше свободы действий и контроля над ситуацией.

На самом деле власть оказывает на нас такой эффект, что некоторые ученые склонны сравнивать его с повреждением мозга. В этом уверен психолог из Калифорнийского университета в Беркли и автор многочисленных статей и книг о работе мозга, эмоций и власти Дэкер Келтнер. Его эксперименты указывают на то, что люди, почувствовавшие вкус власти, по поведению начинают походить на тех, кто пережил травму мозга, – они теряют контакт с окружающими, их перестает заботить, что они думают.

Мы «заточены» на распознавание чужих эмоций, поясняет психолог. Этим занимаются
зеркальные нейроны – они одинаково реагируют и на происходящее с нами самими, и на зрелище происходящего с другими: например, когда нас обижают и когда мы видим, как обижают кого-то еще, мы испытываем схожие чувства. «Части лобных долей, которые сегодня считаются “сетью эмпатии”, помогают нам определить чужую боль. Если вы повредите “сеть эмпатии”, как это иногда бывает, вы станете очень импульсивными. Это называют приобретенной социопатией, – говорит Келтнер. – В ходе лабораторных исследований мы увидели, что когда людям дают власть, то они ведут себя как пациенты с травмой мозга».

Эти наблюдения подтверждает нейроученый из Университета Макмастера (Канада) Сухвиндер Оби. В своих экспериментах он заставлял подопытных погрузиться в воспоминания о том, как они были или бессильны, или, наоборот, решали за других, а затем изучил, как ведут себя зеркальные нейроны, с помощью транскраниальной магнитной стимуляции.
Он выяснил, что чувство бессилия делает работу зеркальной системы в мозге более активной – люди заметно сопереживают другим; а в голове власть имущих эта система, наоборот, подавляется – ее сигналы ослабевают, а значит, человек лишается способности сопереживать. Что еще более интересно (и печально), когда ученый попросил участников опыта сознательно активировать зеркальный ответ (объяснив им данное явление), они не смогли это сделать. Это, конечно, не означало, что в мозге подопытных возникли структурные изменения – в конце концов, они всего лишь мысленно представляли себе власть и безвластие. Но тем не менее, если даже кратковременное чувство превосходства «замораживает» систему, ответственную за эмпатию, возможно, что в долгосрочной перспективе мозг действительно может перестраиваться и терять такую важнейшую способность, как сопереживание.

Нейробиология еще не поставила точку в изучении эффектов, оказываемых властью на мозг. Но многие имеющиеся данные подтверждают: если вам казалось, что, став начальником, ваш приятель превратился в другого человека, вы, скорее всего, правы, даже если сам он не замечает перемен. Наш мозг очень пластичен, он меняется и приспосабливается к новым обстоятельствам, и когда жизнь потребует от него функционировать по-новому, он ей не откажет. К сожалению, это не всегда приводит в восторг окружающих.




July 02, 2017
23 июня 2017 г. Ира Соломонова.


Profile

personalviewsite: (Default)
personalviewsite

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 01:13 am
Powered by Dreamwidth Studios