personalviewsite: (Default)
[personal profile] personalviewsite
На минувшей неделе самое яркое и значимое медийное событие вновь было в жанре интервью.



До этого российский официоз, и «примкнувший к нему Кашин» восхищались большой «журналистской удачей» провокатора, который пытался взять интервью у Светланы Алексиевич, и после того как Нобелевский лауреат прервав беседу, запретила публикацию, опубликовал интервью вопреки воле собеседницы в агентстве Регнум, да еще и «отредактировал» ее ответы.


В отличие от той провокации в Регнуме, которой так восхищались федеральные телеканалы, «Новая газета» силами своего спецкора Павла Каныгина сделала очень важную журналистскую работу, опубликовав интервью со Светланой Агеевой, матерью ефрейтора Агеева, попавшего в плен в Луганской области. Я не случайно, и не только для контраста поставил рядом эти два медийных события: «интервью», которое провокатор взял у Светланы Алексиевич и интервью, которое Павел Каныгин взял у Светланы Агеевой. На мой взгляд, то, что сделал Павел Каныгин, по своей глубине и пронзительности напоминает произведения Светланы Алексиевич в миниатюре. Не спешите возмущаться и протестовать. Речь не о сопоставлении масштабов двух авторов и не сопоставлении героинь Алексиевич и Каныгина . Тут явно нет почвы для сравнения. Речь о жанре и о той истине, которая открывается через голоса живых людей что ставит документальную прозу вровень с художественной, а то и выше.

Реакция на это интервью со стороны представителей прогрессивной общественности содержала в основном обсценную или заменяющую ее лексику в адрес матери пленного российского ефрейтора, захваченного на месте преступления в чужой стране. Если подобная реакция украинцев, потерявших 10 тысяч жизней по вине в том числе таких преступников, как сын Светланы Агеевой, была понятна, естественна и не обсуждаема, то возмущение российских либералов тем, что жительница села Топчиха Алтайской губернии смотрит телевизор и "верит" ему, а не сидит в Интернете в поисках истины, представляется не вполне адекватной реакцией.

В действительности, Павел Каныгин своим интервью создал портрет современного варианта русского народного двоемыслия. Оно, это народное двоемыслие времен путинизма, во многом скроено по лекалам Джорджа Оруэлла, открывшего это явление, хотя кое в чем имеет отличия. Светлана Агеева строго по Оруэллу «способна держаться одновременно двух противоречащих друг другу убеждений, говорить заведомую ложь и одновременно в нее верить, забыть любой факт, ставший неудобным и извлечь его из забвения, едва он опять понадобится». Конец оруэлловской цитаты.

Светлана Викторовна знает со слов сына, что он служил по контракту, он ей присылал скан приказа о присвоении звания ефрейтора, фотографии, где он с однополчанами на фоне знамени части российской армии. Сын у нее хороший, «в армию пошел по призванию», «отдал долг Родине», «много тренировался, держал себя в форме». Информацию о том, что сын в плену на территории Украины Светлане Агеевой сообщил журналист ВВС…

Павел Каныгин задает вопрос о том, что ей известно о событиях на Востоке Украины. Лицо Светланы Викторовны мгновенно меняется, из него уходит живое выражение. Теперь перед нами не мать – зритель федеральных телеканалов. «Я очень политикой увлекаюсь. Всегда смотрю наших знаменитых Соловьева, Киселева, «60 минут нравится». Хотя вот Киселева как-то так не очень, а вот Соловьев нравится. В общем немножко разбираюсь… Украина не хочет федерацию, не хочет отпускать Донецк и Луганск, а те не хотят быть в составе Украины, от этого конфликт…». На вопрос Каныгина, присутствует ли Россия в этом конфликте, Светлана Викторовна после небольшой заминки снова включает телезрителя: «Официальная версия, что нас там нет, иначе было бы вмешательство». Журналист «Новой»: «Вы доверяете этой версии?». Агеева: «Ну, хотелось бы так думать…». И тут же, отбросив сомнения: «Я думаю, что нас там нет».

Вот этот фрагмент интервью вызвал особо бурную реакцию прогрессивной российской общественности. У нее сын-контрактник в плену в Украине – живое свидетельство российской агрессии, а она соловьевское «ихтамнет» включает! Отрицает существование собственного сына!

Все так. Можно еще попенять Светлане Агеевой, что в своем селе Топчиха она не организовала акцию протеста против аннексии Крыма и массового убийства сирийцев российскими ВКС, а также до сих пор не стоит у здания местной администрации в бессрочном пикете протеста против коррупции. Мать пленного российского контрактника Агеева страдает двоемыслием, подобно абсолютному большинству россиян, в том числе и некоторым из тех представителей прогрессивной общественности, которые наперебой обливают ее презрением.

В ее двоемыслии есть еще одно важное измерение, которого не было ни у Оруэлла, ни в двоемыслии советской эпохи. Когда в ее дом пришла беда, и ее сын, ставший участником преступления своего государства, оказался в плену, она стала стучаться во все двери. Дверей Путина и Шойгу в селе Топчиха не оказалось. И она стала писать и обращаться в прессу и общественные организации. Из всей российской прессы она выбрала «Новую газету», а не «Комсомолку», не «Россию – 1» с соловьевым-киселевым, из общественных деятелей – местного правозащитника Александра Гончаренко, а из партийцев – яблочника Бориса Вишневского. Никого из раскрученных по ТВ единороссов и общественных палаточников типичная «ватница» не позвала на помощь. В трудную для себя минуту обратилась к той самой «пятой колонне», о предательской сущности которой ей годами твердил любимый ею Соловьев. По мне, так в этом варианте двоемыслия есть какой-то тоненький лучик надежды, в отличие от оруэлловского безнадежного мрака. Она, эта надежда в том, что «трудная минута» для многих россиян не за горами, и тогда у какой-то части из них на смену двоемыслию придет сначала сомнение, а потом прозрение.

ПЕРЕД ПЕРВЫМ СВИДАНИЕМ

Путин, наконец, дождался своей очереди. Трамп пообещал с ним встретиться на саммите G20. То есть, президент США, как минимум, не отвернется и не заложит руки за спину, когда увидит президента России. Возможно, они даже присядут где-нибудь в углу. Понятно, что весь российский МИД и все телеканалы будут с секундомером следить за продолжительностью встречи. Поскольку международный престиж России зависит от того, сможет ли Трамп продержаться с Путиным хотя бы на минуту дольше, чем длился их разговор с Порошенко.

Настоящий триумф будет, если они уединятся где-нибудь за фикусом. Тогда получится, что Трамп говорил с Путиным наедине, а не в компании с советниками, как это было с Порошенко.
Одним словом, Россия взволнована, как юная девушка перед первым свиданием. И, как это бывает у девушек, волнение скрывается за маской безразличия и даже цинизма. За безразличие отвечает МИД, за цинизм телевизор. Хотя, разделить эти два института все труднее.

В «Воскресном вечере» у Соловьева предстоящую встречу обсуждали с выражением брезгливого скептицизма. Все были уверены, что Трамп с Путиным ни о чем не договорятся. С этим прогнозом трудно спорить, поскольку он самосбывающийся. Трудно спорить с человеком, который обещает не договориться: ему легко сдержать обещание, а у того, кто настроен на договоренности, в этом случае нет шансов их достичь. Телевизор не формирует внешнюю политику России, но создает такой антиамериканский настрой, что любые договоренности с США будут выглядеть предательством.

Тон антиамериканской истерии задал член Совета Федерации Андрей Клишас, который сообщил, что они в Совете Федерации очень встревожены американским вмешательством в дела России. Только я стал оглядываться и искать в доступной моим органам чувств части России присутствие США, как Соловьев все объяснил, сказав, что 30% российских СМИ финансируются США.

То, что Соловьев живет в какой-то другой стране, которая почему-то тоже называется «Россия», было ясно давно. Поскольку в той стране, в которой живу я, из нескольких десятков тысяч СМИ США финансируют «Радио Свободу» и «Голос Америки», то есть тысячные доли процента…

А Соловьев в поисках того, в чем бы еще обвинить США и Запад в целом, обратился к юстиции и понял, что она в России не идеальна. Исток порочности российского правосудия был найден мгновенно: это Страсбургский суд по правам человека. «Никогда наши суды не станут лучше, если люди смогут куда-то бежать жаловаться!», - воскликнул Соловьев. И тут же обрушился на Клишаса: «Вы нам придумали Конституцию 1993 года, вы нам внесли пункт о приоритете международного права!». Андрей Клишас, которому в момент принятия Конституции 1993 года только что стукнул 21 годик и он в это время был студентом Уральского университета, растерянно хлопал глазами, не зная, что ответить на такое страшное обвинение. А Соловьев тем временем продолжал бушевать. «В Тамбове суд создадим!», - пригрозил коварным американцам и лицемерным европейцам грозный телеведущий.

В целом «эксперты» сошлись на том, что договоренности между Трампом и Путиным ждать не стоит. И ее не будет, естественно, только по вине США. «Трамп пытается что-то делать, но мы не знаем, что у него в голове», - пожаловался политолог Сергей Михеев. И уточнил: «У него не хватит ума провести эту встречу так, чтобы добиться договоренностей».

Американский политолог Злобин попытался очень робко вступиться за своих. «По-вашему, все зло идет из-за океана, если ума у кого-то не хватает, это у Трампа», - с плаксивыми интонациями заканючил американец. И попытался перейти в наступление: «А с чем едет Путин? Что он скажет?». Позволить какому-то американцу трепать имя Путина Соловьев, естественно не смог. И его ответ был сокрушителен: «Сейчас в России пришли люди, которые знают, что делать. Вы (обращаясь к Злобину и в его лице ко всем США) считаетесь, только когда вам дадут по сопатке!». Каким образом можно выполнить данную угрозу в отношении политолога Злобина более-менее ясно, хотя профит от этого мероприятия мне представляется сомнительным. Как Соловьев собирается «дать по сопатке» Соединенным Штатам Америки понять несколько сложнее. В любом случае, если телевизор хоть в какой-то мере выражает настроение главы государства, ехать на первое свидание с таким настроем явно не стоит. Лучше бы его вообще отменить.

«ПОСЛЕ РЕКЛАМЫ - ЛЮБИМАЯ ЗАБАВА НАШЕГО «ВЕЧЕРА» - УКРАИНА»

Такой задорной репризой анонсировал Соловьев вторую часть «Воскресного вечера», в которой речь должна была идти о ситуации в стране, где по вине в том числе и Соловьева убито 10 тысяч граждан. Дело вкуса, конечно, но по мне, так вот этот соловьевский юморной анонс еще отвратительней, чем киселевский «радиоактивный пепел».

Свою любимую «забаву» соловьевские «эксперты» начали с обсуждения того отношения к Украине, которое в данный момент испытывают в «ДНР» и «ЛНР». Представитель «ДНР» Денис Пушилин был сдержан и сказал, что «расстояние между нами («ДНР» - И.Я.) и Украиной увеличивается с каждым месяцем. Бывший украинский депутат Игорь Марков, скрывающийся в России от уголовного преследования со стороны украинской прокуратуры, высказался более определенно. «Если в Донецке сказать, что Донецк это Украина, тебе набьют рожу», - сообщил беглый украинский политик. Впрочем, вполне вероятно, что Марков просто экстраполировал свой буйный нрав на всех жителей Донецка. Поскольку в ходе дискуссии постоянно хамил любому, кто проявлял недостаточную злобность по отношению к Украине и явно был готов пустить в ход кулаки.

Так получилось, что в эти же дни украинские СМИ сообщили о том, что российский певец Митя Фомин, выступая на джазовом фестивале во Львове, который считается бастионом украинского национализма, публично по ТВ заявил, что «Крым – это российская территория». Он еще потом много говорил про то, что он «голубь мира» и летает, где хочет, не зная границ, а также про то, что «было ваше – стало наше». После чего, уже вернувшись в Москву, этот Митя Фомин ответил на вопросы «Комсомолки» о своем героическом поведении в логове бандеровцев. Как выяснилось, ничего плохого с ним не случилось, все по-прежнему были с ним доброжелательны, проводили до границы и помахали на прощанье. Хотя в социальных сетях возмущенные реплики в адрес певца, естественно, были. Мне эти два эпизода показались неплохой иллюстрацией к различиям в тональности, которые существуют в политике российских телеканалов по отношению к Украине и украинских каналов по отношению к России.

В социальных сетях можно, конечно, встретить все, что угодно. Но вот такой риторики как у Ж., или «востоковеда» Багдасарова, который постоянно требует в отношении Украины использовать методы сталинского диверсанта и ликвидатора Судоплатова, в украинских телеканалах слышать не приходилось. В этот раз Багдасаров опять требовал объединить «ДНР» и «ЛНР» в единую «Украинскую народную республику» и немедленно признать ее государственный суверенитет. Что касается нынешних властей Украины, то Багдасаров , как истинный фанат террориста Судоплатова, заявил, что «если сами не уйдут, их надо уничтожить».

После этого остается лишь удивляться терпению украинских властей, которые так долго тянули с запретом вещания российских СМИ, производящих ненависть пополам с ложью по отношению к Украине в режиме нон-стоп 24 часа в сутки.






Блог Игоря Яковенко
вторник, 4 июля 2017 г.

Date: 2017-07-04 05:19 pm (UTC)
twilightshade: (Default)
From: [personal profile] twilightshade
В сравнении с Соловьёвым Штрайхер это провинциальный пропагандист, Геббельс середнячок, а Симоньян независимая журналистка. Если бы за хуцпу применительно к пропаганде давали бы награды они бы все были у Соловьёва. Даже если отменить репрессивные 280 и 282-ю Соловьёв идёт по 354-2 на пять лет тюрьмы сразу.

Profile

personalviewsite: (Default)
personalviewsite

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24252627282930

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 05:24 am
Powered by Dreamwidth Studios