personalviewsite: (Default)
[personal profile] personalviewsite
Дмитрий Запольский: 




Известный питерский журналист Дмитрий Запольский рассказал корреспонденту «Русского Монитора» о своем новом телепроекте.

— Дмитрий, до нас стали доходить слухи, что Вы затеваете какой-то интересный проект. Можете поделиться деталями?

— Да, сейчас я делаю проект, который называется «Вавилон — Русский мир» (название пока рабочее). Суть этого — полноценный телевизионный канал в интернете, причем на разных площадках и в прямом эфире. Это так называемое «кросс-платформенное медиа», у которого будет и вариант цифрового радиоканала, и мобильное приложение и свой информационный ресурс. Начали мы с канала на Youtube, а в процессе вещания уже будем достраивать новые «кирпичики». Уже сделали подкасты, программы идут в прямом эфире, мы их транслируем живьем, а потом еще и выкладываем фрагментами по 15 минут, чтобы могли посмотреть и те, кому большие «кирпичи» смотреть не с руки.

— Почему Вам пришла в голову идея создать свой собственный канал?

— Все сегодня видят, в каком кризисе находится традиционная журналистика и в России, и в других странах, включая США: в мире фактоидов и постправды потребители медиа совершенно дезориентированы и лишены вообще какой-либо возможности нащупать твердую точку опоры. Все медиа так или иначе находятся в ситуации зависимости от владельцев или аудитории, живут в мире форматов, руководятся медиа-менеджерами, заинтересованными в прибыли. Эти менеджеры, чудаки со степенью МБА рассматривают свой бизнес, как систему продаж, — вот этот товар надо положить в проходе, эти баночки перенести на другую полку, а вот те коробочки выставить вперед. Ну типа как мерчендайзеры в магазине. Мы же придумали совершенно новый подход, можно сказать — революционный. У нашего медиа не будет хозяев, его будут финансировать сами зрители. Все детали раскрывать пока не буду, все-таки ноу-хау, но смысл такой: каждый участник проекта подписывается одновременно на всю «сеть» участников, мы формируем при этом социальную сеть второго порядка — не слов, но дел. При этом мы не ставим никаких политических задач и не поддерживаем никакую власть вообще: мы создаем этот проект, чтобы развивать в людях самостоятельность, а не патернализм.

«…чем больше Кремль пытается сплотить разных людей в разных странах, тем глупее это выглядит — Сурков и последователи ориентируются на дураков, неудачников и сволочей»

Наша площадка будет скорее дискуссионной, чем идеологизированной, мы заведомо не ограничиваем для себя диапазон мнений и дискурсов. Но вот чего точно не будет — это пропаганды.

— Очень интересно. На какую аудиторию будет ориентирован «Вавилон — Русский мир»?

— Наша аудитория огромна — это все, кто думает на русском языке. То есть не просто говорит, но именно ДУМАЕТ, то есть МЫСЛИТ. Вне зависимости от стран, правительств, режимов, количества дураков во власти в разных странах, патриотизма, космополитизма и прочего «изма». Мы это делаем для тех, кто не считает Кремль точкой сборки русскости. Задумка — подойти к осознанию русского мира вообще: во всех культурах и странах. Ведь есть же англоговорящий мир: житель Индии сильно отличается от жителя Америки или Новой Зеландии, Малайзии или самой Британии. Но у них есть общее — это язык и возможность понять друг друга на некоей общей «поляне». Вот эту площадку несколько лет назад начал создавать Кремль своими дебильными методами — как наследие сталинского Коминтерна. С раздачей грантов, георгиевских ленточек и радиостанциями «Спутник». Но как всегда вышла туфта: чем больше Кремль пытается сплотить разных людей в разных странах, тем глупее это выглядит — Сурков и последователи ориентируются на дураков, неудачников и сволочей. У нас задача противоположная — мы ищем точки соприкосновения умных и порядочных людей. И не для того, чтобы реформировать Россию, а для того, чтобы увидеть — а возможно ли это вообще. Вот по аналогии с Британией: ну кому в Австралии или Канаде есть дело до процессов в Англии? (Ну, есть конечно интеллектуалы, которым интересны любые процессы). А Шекспир интересен везде, и Роулинг интересна, и даже Бенкси. Такая вот аналогия. Хотя лично мне процессы демократического транзита в РФ интересны, конечно. Но я что-то не очень верю в реформируемость России в нынешнем виде. Куда интереснее то, что может возникнуть после путинского проекта и как будет формироваться Европа на построссийском пространстве. И Азия тоже.

«…Сегодня и власть, и оппозиция — это узкий сегмент интеллектуального пространства русского мира. Сам мир на порядки шире»

— Есть основания полагать, что ближайшие несколько лет в России могут быть достаточно бурными. «Вавилон» будет над схваткой или внутри схватки?

— Мы изначально вне поддержки любых политических сил в любой (!) стране. Но это не позиция «над схваткой», потому что никаких схваток нет, есть тупые манипуляции. Именно для того, чтобы наша аудитория могла жить будущим, а не прошлым, мы заранее отказываемся от любых политических игр.

Для меня лично — и Путин, и Навальный, и Трамп, и Порошенко — фигуры уходящей эпохи.

Я не вижу схваток, кроме родовых — тех, в которых рождается новый мир: и ватники, и борцы с российским режимом мне одинаково кажутся игроками в казино на вершине вулкана, не слышащими грозный гул за скрипом рулетки и шепоточком крупье «делайте ваши ставки, господа!». И я отнюдь не одинок в этом взгляде на мир. Именно поэтому мы отказались сразу от мысли просить гранты у кого бы то ни было, искать спонсоров, опираться на политиков или влиятельных персон: мы все намерены делать сами. Это не медиа-бизнес, это глобальный проект создания институции — такого медиа, которое будет максимально объективно, независимо, свободно, но при этом умно.

Те споры, которые сегодня наполняют социальные медиа — результат манипуляций со стороны политиков над неумными людьми. Сегодня и власть, и оппозиция — это узкий сегмент интеллектуального пространства русского мира. Сам мир на порядки шире, но его не видно, он не пахнет деньгами, поэтому не интересен существующему медиа-бизнесу.

Поэтому, когда вы спрашивает о том, над схваткой мы или нет, я отвечаю, что для нас нет этого вопроса: журналисты, участвующие в схватках — это агитаторы, политические технологи, полевые активисты. Наемная армия. Мы не «над» и не «под», мы думаем, обсуждаем и наблюдаем. И видим выходы и коридоры возможностей. Надеюсь, мы сможем их достаточно глубоко анализировать и внятно рассказывать зрителям. С должной долей иронии по отношению и к предмету обсуждения, и к самим себе, и к тем, кто ждет, что вот прямо завтра что-то произойдет такое, что думать о послезавтрашнем дне уже не стоит. И да, — мы любим своих зрителей. И мы не сеем ненависть ни к кому. Мы вообще не про эмоции и чувства собираемся говорить, а про факты и идеи. В этом смысле мы кардинально отличаемся от «гражданской журналистики», которая объясняет противникам Путина, что Путин очень плохой и всем надоел. Апологеты этого жанра работают ради лайков и мелкого доната, им нужна аудитория. Это как уличные музыканты с шапкой у ног: знакомая мелодия принесет много подаяний, а новая оставит прохожих равнодушными, они ее просто не услышат среди шума машин. Но это же стыдно! Если ты имеешь талант и добротный инструмент, — не играй осточертевшую «калинку-малинку» с утра до вечера!

— Кого Вы бы позвали в студию, а кого не позвали бы ни при каких обстоятельствах?

— Трудно ответить на этот вопрос: я не Венедиктов, не Эрнст и даже не Шустер: могу позвать любого. Вообще любого, кто интересен. Один участник нашего проекта настоятельно пытается организовать мое интервью со Стрелковым-Гиркиным. И вот он мне заведомо не интересен, хотя даже эта фигура возможна в диалоге, все-таки он свидетель и участник. Возможно, я смогу побороть в себе это и все-таки свяжусь с ним, чтобы поговорить в прямом эфире. Но есть так много на самом деле интересных, умных и ярких спикеров! На днях вышла программа с Яковом Гилинским, ведущим российским криминологом, удивительным ученым, чьи работы переведены на десятки языков. Он прямым текстом говорит о необходимости легалайза. Это не маргинал, отнюдь: профессор Гилинский преподает в очень престижных государственных вузах. И может себе позволить такую точку зрения — равного ему специалиста по статистике преступности за последние шестьдесят лет нет в России, да похоже и во всем мире! Посмотрите программу, она хоть и очень длинная, но стоит того!

— Можно представить себе Невзорова, Милонова или кого-нибудь из других «выживших в 90-х» героев Вашего питерского цикла среди гостей программы?

— Вы задали неожиданный вопрос. Честно говоря, никогда не задумывался. Боюсь, что это будет не слишком интересно: образы персонажей, маски, которые носят они оба, слишком скучны и просты. То есть, Милонов столько сотен раз выступал в разных шоу с одной и той же песенкой, да и Невзоров… Это как Верку Сердючку пригласить в прямой эфир спеть «хорошо, все будет хорошо!» Проще на Ютубе посмотреть, если так уж невмоготу. Хотя повторю: никаких запретов нет. Можно и Милонова позвать. Хотя мне будет скучно: он не может сказать ничего нового, бедолага. Связан своим амплуа. Я вот позавчера целый час в прямом эфире расспрашивал Георгия Сатарова про его работу с Ельциным: вот это интересно! По сути ведь Сатаров был тем самым «умным евреем при губернаторе», который мог объяснить Борису Ельцину суть и смысл его реформ. И последствия.

— Хорошо, а Путина бы позвали — если бы представилась такая возможность?

— Вряд ли. Он не способен общаться с журналистами без предварительной проработки вопросов. А я никогда не «прорабатываю» заранее ход интервью. Это не профессиональный подход. Пусть этим развлекаются другие. Но Трамп участвовал в шоу Алекса Джонса по скайпу. Вполне неплохой у них был разговор. Если Путин согласится без предварительного согласования выйти в эфир, то почему бы и нет. Но в нашем случае нет эллина и иудея, нет президента и оппозиционера — есть просто гости. И если гостю есть что сказать и как ответить — то фамилия его не столь принципиальна…

Меня больше интересуют фигуры не публичные, не звезды. Прямо сегодня я бы хотел поговорить с отцом Ле Пен. А завтра, возможно, с Ангелой Меркель. Но это не входит в мои планы, мне тысячекратно интереснее обсуждать проблемы с интеллектуалами, чем с политиками. 9 мая мы сделали передачу с Верой Дубиной, специалистом-историком. Мы обсуждали изнасилования немецких женщин во время оккупации Красной Армией. Вот это намного интереснее дежурных слов политиков.

— Назовите желанных нескольких интеллектуалов…

— Из скандинавских — Александр Бард. Из американцев — мой старинный друг Марк Фон Хаген. Психиатр из Соединенных Штатов Евгений Зубков. Да имя им легион…

— Ноан Хомски?

— Ну и Хомски, конечно. Кроме того, мне очень нравится немецкий интеллектуальный проект «Русский совет» Александра фон Гана, ищущий сейчас потенциальные пути возвращения России в русло легитимности. В конце концов, это центральная проблема: Россия как государство мучительно ищет легитимность везде — в победе над Гитлером, в Ялтинских соглашениях о разделе территорий… Но все эти конструкции хромают. Единомышленники фон Гана хотят «отмотать назад» до отречения Николая. И попытаться начать “ab ovo”, как говаривали древние. Интересный взгляд. Его надо обсуждать!

— Джордан Петерсен?

— Петерсену я предпочту Вилли Милонова, мне кажется, он понимает гендерную проблематику несколько глубже.

— А Майло Яннопулосу, в таком случае, кого бы предпочли?

— А Яннопулусу — точно Александра Глебовича Невзорова. Они очень похожи. Только один скрывает то, чем гордится другой.

А если серьезно, то я бы позвал в студию прежде всего тех, чье мнение сегодня известно только очень узкому кругу социальных философов и высоколобых интеллектуалов: аналитиков, которые глубоко знают свои темы. Например, сейчас мне безумно интересны довольно молодые ребята, живущие в Москве и разрабатывающие (глубоко) тему «феодальности путинизма» — считается, что собственность в России принадлежит группе друзей Путина, а ведь это не совсем так, — Россия давно стала феодальной вотчиной не баронов и князей, а мелких маркизов — глав муниципальных кланов в глубинке, их тысячи, они полностью контролируют свои райончики, пилят скромные бюджеты, но фактически управляют территориями через абсолютное владение предприятиями ЖКХ, сельхозфирмами, полностью формируют власть как исполнительную, так и «законодательную» на местах. «Димона» на «Лешу» (хоть Кудрина, хоть Навального) поменять можно. А вот их — черта с два отстранишь от их законной (!) собственности. И это едва ли не центральная проблема российского будущего.

«….Россия давно стала феодальной вотчиной не баронов и князей, а мелких маркизов — глав муниципальных кланов в глубинке, их тысячи, они полностью контролируют свои райончики, пилят скромные бюджеты, но фактически управляют территориями»

— Вы говорите о финансировании пользователями. Речь идет о подписке?

— Нет, никакой подписки не будет: весь контент совершенно свободен, открыт и может быть распространен в любом виде, мы не ставим копирайтов. А схема финансирования — волонтерская. Мне мой товарищ как-то рассказал про один случай — он в Лондоне прогуливался по центру и ему понадобился туалет. А мелочь всю раздал попрошайкам, только 50 фунтов в кармане. Он спрашивает у служителя — братец, ну пусти бесплатно, ну нет десяти пенсов! А служитель ворчит — знаешь, сколько вас таких тут ходит! Но все-таки пустил. Приятель (он весьма небедный человек), выходя дал ему 50 фунтов: возьми двадцать себе, а тридцатку в «общак», пустишь триста таких как я, без мелочи. Потом через год приехал, специально зашел в эту уборную: там висело объявление — если вы хотите оплатить посещение тех, кто не имеет денег, пожалуйста, киньте деньги в этот прозрачный ящик. Мы возьмем себе 20 процентов. В ящике было много купюр. И служитель восторженно рассказывал, что стал зарабатывать в два раза больше. Мир состоит не только из тупых и жадных, на самом деле умных и добрых людей очень много! И за ними — будущее.

«…Роскомнадзор нас не интересует. Мы вне российской юрисдикции»

Наша схема финансирования похожа: зрители будут оплачивать не подписку для себя, а медиа для всех.

— Будут ли привлекаться рекламодатели?

— На данном этапе — нет. В дальнейшем мы обсудим этот вопрос со зрителями. В любом случае абсолютно исключены всякие продакт плейсменты политических сил, любые продвижения политиков. То есть мы будем давать слово тем, кто интересен зрителям, но не тем, кто хочет использовать нас как пропагандистскую площадку. И любая точка зрения всегда будет восприниматься критично — это принцип. Хватит нам уже пропагандонства в русскоязычных медиа!

— Вот предположим, что пришлось упомянуть «Правый Сектор», «ИГИЛ», или «группы самоубийц в Vkontakte» Вы будете по примеру коллег из «Дождя», или «Эха» вставлять сакраментальное «запрещено в России» и ориентироваться на другие нелепые требования «РоскомПозора»?

— Нет. Роскомнадзор нас не интересует. Мы вне российской юрисдикции.

— А если возьмут и заблокируют на территории РФ?

— Только если весь YOTUBE вместе с нами и Фейсбук в придачу. У нас кроссплатформенный ресурс.
Кроме того – «Би-Би-Си» и «Свободу», «Голос Америки» и «Немецкую волну» во времена СССР глушили. И разве это кому-то мешало? Наоборот, запретный плод сладок и интересен. Главное — быть интересным для своего зрителя, он сам найдет нас. Мы не будем никаким образом «продвигать» наш проект. Это наивно. Мы не будем гнаться за числом зрителей. Достаточно, чтобы нас смотрели те, кто готов поддерживать. Это как «Линукс» или «Опен офис»: зачем продвигать то, что продвигается само. Нет у свободного ПО рекламы. Она не нужна. Чем больше будет конкуренция, чем больше будет коммерческих каналов в интернете, тем выше будет интерес к некоммерческому. Да, это парадокс, но так устроен горизонтальный мир нового века. Мы просто первыми осознали это и первыми застолбили площадку. Потом будет тысяча последователей, но у нас неоспоримое преимущество: мы — первые профессионалы на этом поле.

— Будут ли освящаться неполитические темы (музыка, кино)?

— Да — и очень много. Особенно некоммерческое искусство.

— Вы можете рассказать о членах Вашей команды?

— Члены команды и волонтеры — люди очень разные. Совершенно из разных стран: России, Украины, Германии, Балтии, Черногории, Канады, Франции. Есть несколько человек из Финляндии. Нам удалось уже собрать студию прямого эфира, сейчас мы отрабатываем пробные технологии, ведем тестовое вещание в Ютубе. Как это не удивительно, но на энтузиазме можно сделать очень многое, гораздо больше, чем может показаться скептикам-прагматикам.

— Задумывая проект, Вы ориентировались на какие-то существующие медиа?

— Нет. Я ни на кого не ориентируюсь. Это наш формат. И он не воспроизводим. Конкурентов у нас нет и не будет.

Хотя какие-то ушлепки из бывшего агентства по делам молодежи РФ сразу стали требовать деньги Кремля на аналогичный проект в России. Даже не сомневаюсь: получат и сделают. Только ум и талант за деньги не купишь. Наша команда — это люди, которые заведомо не продаются. В этом и будет основная загвоздка подобных «конкурентов».

«…мы заведомо отказываемся от привычной формы телеканалов, оставляя для себя колоссальную свободу маневрирования»

Хотя есть проекты, которые мне нравятся – те же Young Turks, например.

— Young Turks — это американский проект, а есть русскоязычные проекты, которые Вам нравятся?

— Я их не видел. Вчера посмотрел новый канал псковского «Яблока», который делает Лев Шлосберг. Это другой жанр. Ну ничего общего с телевидением не имеет. Скорее «гражданская журналистика».

Вы не опасаетесь того, что Ваша аудитория будет пересекаться с тем же «Дождем» или «Настоящим временем»?

Аудитория, возможно, и будет, но это не имеет никакого значения: я ненавижу понятие «формат», стараюсь его всячески избегать, но в данном случае скажу так: у нас другой формат, чем у «Дождя» и «Настоящего времени». Они — проекты медиа-бизнеса, заточенные под подписку, рекламу или гранты. Мы — вне этого всего. Нам можно гораздо больше. Мы не связаны рамками существующих дискурсов: ни российских, ни «западных». Свободнее мы. И ПРОЩЕ. У нас относительно свободный хронометраж, мы можем контролировать численность аудитории онлайн, мы не связаны «супервизией» грантодателя. И мы заведомо отказываемся от привычной формы телеканалов, оставляя для себя колоссальную свободу маневрирования. И уж во всяком случае мы не будем стремиться, чтобы аудитория «Дождя» перетекала к нам. Это наивно и глупо, это в стилистике магазинных мерчендайзеров. У нас нет страха перед «баном» Роскомнадзора, мы выведем канал на множество «зеркал» и сможем давать прямой эфир с серверов, не только с имеющихся площадок. Хрен догонят…

— Вы говорите о полностью новой концепции проекта — насколько в нем будет применим Ваш прошлый телевизионный опыт?

— Отчасти применим, но не полностью. Медиа язык развивается быстрее телевизионного. и я не собираюсь свои старые шаблоны автоматически переносить в этот проект. Хотя сейчас на тестовом этапе использую наработки программы «Петербургское время», которую вел двенадцать лет в прямо эфире, как диалог ведущего с гостем. Но это просто удобно и относительно малозатратно. Буквально через две недели мы станем делать и другие жанровые программы. Готово уже оформление для аналитической ежедневной передачи «Вскрытие покажет». И это чем-то будет перекликаться с Алексом Джонсом, но в данном случае мы не подражатели и не последователи, просто идеи носятся в воздухе. Крутая будет программа, скандальная и жесткая.

— Слова «Вавилон» в названии – не случайны?

— Да, название в какой-то мере «мемориальное». Но и тогда, когда я создавал программу «Вавилон» в далеких девяностых, и сейчас — этот смысл актуален: мир строит себя, говоря в разных знаковых системах и не может понять друг друга. Мы просто ищем способ найти общее в самом противоположном.



Дмитрий Запольский в эфире телепрограммы «Вавилон» на Санкт-Петербургском ТВ



— Кто-то из ваших бывших коллег принимает участие в проекте?

— Есть желающие, посмотрим.

— Когда Вы планируете выйти в эфир?

— Что-то более-менее внятное и регулярное начнется летом. Но с конца мая уже будем вести прямые эфиры не на тестовой, а на открытой площадке. Официальное объявление об открытии канала мы сделаем в конце лета. А дальше будем развиваться: увеличивать время ежедневного эфира, создавать новые программы и передачи. Летом наберем студентов, которые хотят пройти мастер-классы, чтобы потом попробовать себя в качестве авторов и ведущих. Учить будем очень энергично, можно сказать «авторитарно», сразу отсеивать тех, кто не представляет интерес конкретно для нашего проекта. Потом будет еще одна школа — для авторов некоммерческого контента: тех, кто хотел бы присутствовать в нашем вещании со своими культурными проектами. Сейчас мы разрабатываем технологические принципы и универсальные шаблоны: как при минимуме аппаратуры снимать и транслировать в прямой эфир провинциальные культурные акции. Да и вообще любые события. Наша задача сделать так, чтобы интересный контент сам искал нас, а не мы его. И уже сейчас есть великолепные авторы. Причем это профессионалы ТВ и документального кино, которые не могут найти себе «площадки», их работа не интересна существующим медиа, их форматы совершенно иные. А для нашего канала — это просто идеальный контент! Я даже боюсь сглазить: настолько есть интересные предложения. Например, 100 сюжетов «от первого лица», где в кадре простые люди говорят свои мысли. Что-то типа «Способов жизни» в «Эсквайре». Без ведущего, без журналистов, без вопросов. Короткие монологи на черном фоне. Только лицо, только глаза, в которых отражается рождение мысли.

— А если ваш проект не получится? Как быть, если не найдется достаточного количества «жертвователей»?

— Мы готовы к любому повороту событий. Я просто уверен, что проект «выстрелит», за два дня у нас уже 6000 просмотров на Ютубе, будет в тысячу раз больше. Другое дело, что в России тренд на зажим любых трансферов доната, будут и всяческие пакости со стороны путинской системы, но я уже переживал подобное. Если мы раскрутимся, Кремль начнет гадить, препятствовать. Признаки этого уже есть. Например, одному российскому режиссеру-волонтеру, который участвовал в разработке идеи, внезапно предложили очень неплохую работу на Первом канале с очень высокой зарплатой и полной загрузкой, чтобы он не мог заниматься нашим проектом. И для этого специально освободили место, уволив по беспределу предшественника. Ну я рад за него: парень четыре года перебивался случайными заработками. Мы готовы к такому. Поэтому и «размазываем» продюсерский состав по всему миру, привлекаем волонтеров преимущественно из свободных стран. Да и опыт позволяет выстраивать работу с учетом будущих «атак противника», мы заранее все продумываем так, чтобы было не подкопаться ни с какой стороны — сразу решили не экономить на налогах, чтобы избежать классической схемы, когда Кремль через свои ресурсы за рубежом «сигнализирует» властям стран ЕС «а у вас там непонятно какой бизнес, а проверьте-ка уплату налогов!» Поэтому мы сразу со всех сторон подстраховываем проект, платим налоги с подарков и пожертвований. Ну и схему многократно дублируем, создаем «байпассы», резервные рабочие механизмы. Я же говорю: хрен догонят! А насчет поддержки — я не волнуюсь. Тут все от нас самих зависит. Будут зрители — будет и финансирование. Таких каналов возникает множество. А вот команды такой, как у «Вавилона», ни у кого не будет.





Пятница, 12 Май 2017 11:25 Written by: Rusmonitor


Profile

personalviewsite: (Default)
personalviewsite

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 05:25 am
Powered by Dreamwidth Studios